Национальный союз мясопереработчиков
4 месяца назад
Сохранить к себе:
Запись Новости

Нельзя недооценивать риски декарбонизации мировой экономики

Нельзя недооценивать риски декарбонизации мировой экономики

В последнее время наблюдается чрезмерная активность в части декарбонизации европейской экономики. Декарбонизация подразумевает снижение выбросов углекислого газа (на единицу ВВП, если речь об экономике в целом, или на единицу вырабатываемой энергии, если речь об энергетической системе). Шесть стран мира уже приняли законодательство о нулевом выбросе: Швеция, Дания, Великобритания, Франция, Венгрия и Новая Зеландия. Испания, Чили и Фиджи разрабатывают законопроекты о достижении нулевого уровня выбросов. Всего около 100 стран мира ведут антиуглеродные стратегии.

Население России пока сильно недооценивает, насколько неблагоприятными могут оказаться подобные новые долгосрочные тренды. Во многом потому, что заметно утратило интерес к долго­срочным перспективам развития, сосредото­чившись на текущих проблемах. Но ситуация явно не стоит на месте и российские власти тоже демонстрируют усилия по сохранению окружающей среды и противодействию изменениям климата.

На сегодняшний день уже сформирована базовая архитектура государственной политики в области регулирования выбросов парниковых газов. В сентябре 2019 г. Россия приняла Парижское соглашение по климату. Кстати, именно благодаря ему понятие декарбонизации энергетических систем стало очень популярным в последние годы. В высокой стадии подготовки — Стратегия долгосрочного развития РФ до 2050 года с низким уровнем выбросом парниковых газов. В начале ноября президент РФ подписал указ "О сокращении выбросов парниковых газов": к 2030 году их объем не должен превышать 70 процентов от уровня 1990 года. Готовится проект федерального закона «Об ограничении выбросов парниковых газов в атмосферный воздух». Он затронет и сектор АПК.

Проект предусматривает для сельхозпроизводителей такие меры, как изменение численности и породного состава скота в сторону большей продуктивности, производство биотоплива в животноводстве и растениеводстве, внедрение биогазовых комплексов по переработке органических отходов. Эксперты и участники рынка считают, что при сверхвысоких издержках предлагаемые в законе меры являются малоэффективными в плане реального сокращения выбросов парниковых газов и оценивают потери только в секторе КРС на уровне 620 млрд рублей! Стоимость установки биогазового комплекса на животноводческом предприятии с поголовьем 2,5 тыс КРС составляет 250 млн рублей. Следовательно, для поголовья 6,2 млн голов инвестиции составят 620 млрд. И все это оплатит в конечном счете потребитель!

Животноводы, естественно, негодуют: что за слепое копирование опыта Европы?! В советское время поголовье, например, молочного КРС было втрое больше, при этом никаких проблем с регулированием вопроса не было. Но не торопитесь делать столь скоропалительные выводы.

В последние годы климат на Земле заметно меняется: одни страны страдают от аномальной жары, другие от слишком суровых и снежных зим, непривычных для этих мест.

Экологи говорят о глобальном изменении климата, включающем увеличение средней годовой температуры, вызывающей таяние ледников, и повышение уровня Мирового океана. Помимо потепления, происходит также разбалансировка всех природных систем, которая приводит к изменению режима выпадения осадков, температурным аномалиям и увеличению частоты экстремальных явлений, таких как ураганы, наводнения и засухи.

По данным ученых, за десять месяцев 2015 года средняя температура планеты оказалась на 1,02 °C выше той, которую фиксировали в XIX веке (когда началось наблюдение за изменениями глобальной температуры). Порог в один градус был превышен впервые в современной истории. Ученые сходятся во мнении, что именно деятельность человека - сжигание нефти, газа и угля - приводит к парниковому эффекту, который вызывает повышение средней температуры. Эксперты отмечают, что в период между 2000 и 2010 годами наблюдался самый мощный рост выбросов парниковых газов за последние 30 лет. По данным Всемирной метеорологической организации, в 2014 году их концентрация в атмосфере достигла рекордно высокого уровня.

Так что история эта явно из нового времени, далеко пост-советского. Другое дело – будут ли меры эффективными и оправданными.

Ведь, например, вулканы до сих пор в большой степени влияют на климат. Климатологи считают вулканы одним из главных "дирижеров" климата Земли. Атмосфера содержит всего 1,4% от общего объема запасов углерода на Земле, тогда как в недрах планеты скрывается почти две зеттатонны (триллионы миллиардов тонн) соединений этого элемента. Крайне небольшая доля этих запасов, около 300-400 миллионов тонн углерода, каждый год попадает в атмосферу. Большая часть этих выбросов, около 280-360 миллионов тонн, приходится по словам климатологов, на вулканы. Что интересно, сто спящих вулканов, в том числе и знаменитый Йеллоустонский супервулкан, продолжают выбрасывать значительные количества углекислоты, несмотря на то, что в последний раз они извергались несколько сотен тысяч лет назад. Это нужно учитывать при прогнозировании климата, заключают ученые.

Если же посмотреть на вопрос не только с точки зрения благих намерений «озеленить» экономику, то станет понятно, что  ближайшее время возможные потери российского экспорта в 2025-2030 годах могут составить 33 миллиарда долларов, так как в Европейском союзе вводится в 2023 году так называемый «трансграничный углеродный налог» - налогообложение импортной продукции из тех стран, где превышены выбросы парниковых газов. В России есть определенные проблемы не только с тем, чтобы достоверно считать углеродный след, но и с собственно «следом». Есть два пути: развивать возобновляемые источники энергии (на долю которых в первичном потреблении энергии в нашей стране приходится всего полпроцента) и чистую генерацию (атомные и гидроэлектростанции), а также модернизировать теплоэлектростанции (доля - более 60 процентов), делая их практически бездымными.

Двум странам мира - Суринаму и Бутану все же удалось, кстати, достигнуть цели углеродной нейтральности. Но произошло это не благодаря модернизации энергетических объектов, а благодаря низкой плотности населения и слабому развитию промышленности.

К технологиям, которым отводится особенная роль в декарбонизации и низкоуглеродном развитии, относятся также водородные энергетические технологии. Прогнозируется, что водород, используемый сегодня в основном в химической и нефтехимической промышленности, в перспективе способен стать новым энергоносителем, замещающим углеводородные энергоносители, и сформировать «водородную экономику». Хорошая новость: Россия обладает значительным потенциалом производства водорода. По экспертным оценкам,  производство водорода только на действующих российских генерирующих объектах может позволить России претендовать на горизонте до 2030 года на значительную долю глобального рынка водородного топлива.

Дальнозоркий бизнес уже начинает работу на опережение, компании одна за другой объявляют о своей приверженности новым трендам. Компания LG Electronics (LG) объявила о запуске инициативы Zero Carbon 2030, приняв на себя обязательство по достижению в своей деятельности нулевого объема выбросов углерода по всему миру в течение 12 лет.

«Нестле» переводит в 2021 году свои российские фабрики на возобновляемые источники электроэнергии и намерена сократить вдвое выбросы парниковых газов в своей деятельности к 2030 году, а к 2050 снизить этот показатель до нуля. Компания планирует перевести все свои производственные площадки и дистрибуционные центры в России на потребление электроэнергии из возобновляемых источников до конца 2021 года. Фабрика по производству кормов для домашних животных «Нестле Пурина ПетКер» в с. Ворсино Калужской области стала первой производственной площадкой «Нестле» в России, перешедшей на «зеленые» источники электрической энергии в прошлом году, что позволило снизить уровень выбросов СО2 в атмосферу на 20,5 тыс. тонн в год.

Сохранить к себе: