Национальный союз мясопереработчиков
2 месяца назад
Сохранить к себе:
Запись Новости

Желаю море счастья и океан любви, но в этом океане смотри не утони

Желаю море счастья и океан любви, но в этом океане смотри не утони

Многие эксперты называют случившийся вследствие пандемии кризис «океаном возможностей». Частично согласится с таким мнением можно. Но не стоит забывать, что океан – это не только блики солнца на поверхности воды, красивые ракушки и медитативный шум волн. Это еще и глубины с их тайнами, живущими в них хищниками, затонувшими сокровищами и большой неизвестностью.

Пребывать в неизвестности человеку страшно. Он боится этой неопределенности, он боится завтрашнего дня, он напуган и нерешителен. Цепочка принятия решений становится гораздо длиннее и запутанней. В том числе, в отношении повседневных забот и покупок. Кроме того, кризис стал катализатором всех процессов и проблем, имевшихся и до него. И это не только он-лайн образование и встречи. Это и рост недовольства властью и политическим курсом. Недавний пример – акции 23 января в российских городах. Конечно, их нельзя пока назвать массовыми и протестными. Никакого протеста в том виде, в каком его воспринимает власть, не было. Практически, было обычное гуляние, без разбитых машин и витрин.

Но, раз все-таки вышли, значит - накопилось. Люди выходят не потому что Навальный и дворец, а потому что уже злые и раздраженные, дай только повод. Очевидно, что в такой ситуации триггером может быть что угодно.

Исследования указывают на то, что массовое сознание совершило почти полный круг, приблизившись к состоянию позднего Крымского консенсуса, который послужил отправной точкой всего цикла изменений последних трех лет. Осенью 2020 года мы наблюдали суще­ственную корректировку направления изме­нений общественного мнения. Эта корректировка отражает последствия накопления стресса и усталости от кризиса и пандемии. На фоне усилившей­ся тревожности и агрессии в адрес властей на­блюдаются признаки ослабления гражданского активизма, выгорания, что является типичной реакцией в условиях острой фазы экономиче­ского кризиса.

Как правило, при наступлении кризиса на­селение демонстрирует нарастающий песси­мизм в отношении экономических перспектив. Но в сложившейся ситуации этот умеренный пессимизм выглядит скорее, как проявление из­быточного оптимизма. Население пока сильно недооценивает, насколько неблагоприятными могут оказаться новые долгосрочные тренды. На­селение заметно утратило интерес к долго­срочным перспективам развития, сосредото­чившись на текущих проблемах. Возможно, это и препятствует нарастанию пессимизма.

Заметное усиление недовольства властя­ми и обострение эмоциональной агрессии в их адрес сопровождаются высокой декларатив­ной склонностью к протестам. Толь­ко треть респондентов не готовы участвовать в протестах ни при каких обстоятельствах. Но декларативная готов­ность протестовать не равна реальной готовности, а является в основном отражением пси­хоэмоционального напряжения, обострившегося под влиянием стресса, вызванного кризисом и пандемией. Реальная же готовность протесто­вать наталкивается на барьеры. Рациональные причины отказа от протестов, которые указывают в совокуп­ности 2/3 респондентов, сводятся к тому, что протесты ни на что не повлияют и даже изменят ситуацию к худшему. Либо сложившемуся поло­жению вещей вообще нет реальной альтернати­вы. А возможно, часть людей все, по большому счету, устраивает, несмотря на обостренные эмоциональные реакции.

Реализация изменений вновь начинает ассоциироваться не столько с активностью самих граждан, сколько с появле­нием сильного политического лидера, способ­ного предложить привлекательную модель раз­вития страны. Основными проблемами России большин­ство опрошенных считают обнищание населе­ния и усиление коррупции во всех сферах жиз­ни.

Декларируемое респондентами восприятие будущего слабо перекликается с реальными альтернативами будущего развития России. От­ношение респондентов к будущему формули­руется по принципу «назад в будущее» и осно­вывается на стереотипах, позаимствованных из прошлого, как правило, весьма далекого от современных реалий и тем более от возможных перспективных траекторий развития страны. Ответы на вопрос о видении перспек­тив развития России сравнительно равномерно распределились между сохранением статус-кво под руководством В. Путина, социалистиче­ской моделью, демократической моделью с вы­сокими налогами и сильной социальной под­держкой.

Еще одна особенность пандемии связана с источниками информации. В связи с переходом населения от телевидения к сетевым кана­лам распространения новостей, официальные информационные каналы теряли свое влияние на обще­ственное мнение. Но в октябре 2020 года наблюдается кратное усиление влияния офи­циальных телеканалов.

Ясно одно: 2020-й оказался для всех непростым: он проверял людей на прочность, а бизнесы — на стойкость. Но главное, чему мы научились — не сдаваться и меняться под изменяющуюся ситуацию. Но если меняется паттерн, то должна меняться и модель, которая взаимодействует с этим паттерном. Конечно, спасает то, что кризис кризисом, а обед должен быть по расписанию. Но в целом потребительские настроения неотделимы от общенациональных настроений. Так что нам, как всегда, остается держать руку на пульсе, следить за тем, что влияет на внимание и фокус людей, и вписываться в инфо-повестку и то, что ее формирует, со своими продуктами. И делать это быстро и качественно.

По материалам публикаций Независимой исследовательской группы «Группа Белановского»

Сохранить к себе: